Проектировние коттеджей и загородных домов (495) 728-79-22






Дыхание эпохи Гёте

Началось всё довольно неожиданно. В 1997 году Юта Фрайсберг, сотрудница архитекторского бюро в городе Майнц (ФРГ), обратилась к налоговому консультанту по частному вопросу. Разговор с молодым специалистом Маркусом Русслером первоначально касался только финансов, но довольно скоро перерос в дискуссию о дизайне, архитектуре и загородном строительстве жилья.


Будучи человеком не только общительным, но и деловым, Маркус тут же договорился с Ютой о сотрудничестве, поскольку давно уже занимался поисками дома или земельного участка под его строительство. Сложность задачи заключалась в том, что ему нужен был просторный особняк, так как он не привык себя ни в чём ограничивать, и кроме того, в доме должна была свободно разместиться большая коллекция антиквариата, которую он собирал всю жизнь.
«Когда мне было двенадцать лет, — рассказал Маркус, — на мои первые собственно заработанные деньги я купил у продавца антиквариата Мейссенский фарфоровый сервиз. Работал я тогда на сборе винограда у своих родителей». С тех пор коллекция сильно разрослась, став главным увлечением специалиста по налогам.
Прошёл примерно год после первого разговора Маркуса с Ютой Фрайсберг, когда понадобилась её реальная помощь. Теперь просьба была более конкретной — нужно было дать совет по одному дому.
Речь шла о бывшем доме церковного служащего, расположенного на узкой мощёной улочке в старой части города Валлуф. Строительство дома было произведено в 1757 году и первоначально здание имело вытянутую форму, но затем его укоротили, поскольку потребовалась площадь для строившейся по соседству церкви. Назначение дома также изменилось. И некоторое время в нём жил бургомистр города, у которого были знаменитые знакомые. Например, сюда часто приезжал Иоганн Вольфганг Гёте.
В XIX веке к дому сделали пристройку, и с тех пор дом состоит из двух строений под общей крышей, которые по прошествии времени стали восприниматься как единое целое. Но поскольку высота потолков этих домов была различной, сейчас верхние этажи в разных частях дома находятся на разных уровнях. Это объясняет его необычную планировку: здесь очень много лестниц и уступов, отделяющих комнаты. Дом похож на маленькую жилую крепость с множеством переходов от одной бойницы к другой.
Маркусу дом сразу понравился, но он сомневался, можно ли будет обеспечить в нём комфортные условия жизни, не нарушая требований, предъявляемых законом к владельцам памятников старины. Действительно, в доме хоть и можно было жить, но он не отвечал современным представлениям об удобствах, не говоря уже об устаревших интерьерах и общем состоянии, которое было весьма запущенным. Так, внешние стены обветшали и требовали ремонта. Местами штукатурка облупилась или её вообще не было, а краски повсеместно выгорели. Крыша и старые балочные перекрытия нуждались в починке. Не было ставень, сад представлял собой скорее заросший луг, на котором «красовались» две лавровишни.
Но ознакомившись с домом, Юта Фрайсберг не стала отговаривать своего клиента от покупки. Историческое здание по её мнению как нельзя лучше подходило для размещения коллекции, да и создание в доме условий проживания, достойных конца XX века, не представляло больших трудностей.
А поскольку дел по реконструкции предполагалось много и работа эта обещала быть интересной, Юта Фрайсберг с удовольствием взялась за неё. Тем более, что Юта, как архитектор, получала полную свободу творчества. А требования хозяина сводились лишь к двум главным идеям: чёткое разделение комнат по назначению и хорошее естественное освещение всех помещений.
Поскольку некоторые комнаты были излишне тёмными, выбрали в качестве доминирующей открытую планировку. Приняли и другие меры, зрительно «разгружающие» комнаты, Например, открытый камин в гостиной уменьшили, стены выкрасили в светлый розовый цвет и украсили живописным фризом, мотив которого восходит к убранству одной усадьбы в СанктПетербурге, построенной ещё во времена Петра I.
Столовую с лепниной на потолке отреставрировали с особой любовью и обставили в стиле «бидермейер», который был популярен в середине XIX века.
А вот кухню и ванные комнаты по совету дизайнеров обставили посовременному. При этом самым важным было создать интерьер, не противоречащий общему стилю дома.
На втором этаже все поверхности вплоть до несущих конструкций полностью очистили от отделки. За счёт этого помещения второго этажа производят впечатление очень просторных и светлых.
Обставить старый дом с такой сложной планировкой без помощи профессионалов было бы просто непосильной задачей. Вероятно, и затраты могли бы быть слишком большими. Но заинтересованность нынешнего владельца и творческий подход команды архитекторов и дизайнеров, позволили воплотить в жизнь идею о доме-мечте.